Суббота
20.01.2018
07:42
Жизнь города

Категории раздела
История Енакиево [108]
Спорт в Енакиево [29]
Туризм [27]
Природа [13]
Пригород Енакиево [46]
Жители Енакиево [564]
Мотоспорт [43]
Городской архив [9]
Выборы 2010 [58]
Улицы нашего города [1]
Общественные организации [6]
Семь чудес Енакиева [9]
Житейские истории горожан [27]
Интервью с енакиевцами [22]
Хронограф [81]
Сферические панорамы [4]
Фотофакты [0]
Очерки об инженере Енакиеве [24]
Воспоминания И.П.Бардина [17]

Наш город

Организации города

Это интересно

Книга жалоб и пожеланий

Форма входа

Сейчас на сайте

Онлайн всего: 10
Гостей: 10
Пользователей: 0

Главная » Статьи » Енакиево как на ладони » Очерки об инженере Енакиеве

ИМЕНЕМ ЕНАКИЕВА. Глава 5. Поселки при Петровских заводах: Жизнь за заводскими воротами



Прибывшие в наш край на рубеже XIX и XX веков бельгийцы и другие иностранные специалисты очень тосковали по своей родине. «Российский Серен», как они назвали местность у Петровских заводов и рудников, всё-таки был слишком далек от европейской цивилизованности. В письмах к родственникам и друзьям иностранцы признавались, что их гнетет провинциальная монотонная жизнь. Чтобы как-то разнообразить свой досуг, они искали каких-либо занятий.

Кто-то увлекался рыбалкой или охотой, другие в свободное от работы время прогуливались по окрестностям – пешком или на лошадях, любуясь живописными пейзажами Дикого поля, изрезанного балками и оврагами, по которым текли прозрачные ручьи, каменными косогорами и цветущими степными лугами. А кто-то занимался живописью и модной тогда фотографией. Были и вовсе необычные увлечения. К примеру, молодой инженер Альфонс Эвераерт каждые выходные совершал поездку на станцию Дебальцево, чтобы посмотреть, как приходит и отходит единственный за день пассажирский поезд. Гуляя по перрону, он вглядывался в лица приезжавших и отъезжавших пассажиров, и эти новые впечатления помогали ему скрасить гнетущую обыденность своего существования в донецком крае.

А еще иностранцы могли встречаться в клубе, для которого заводская администрация выделила специальное помещение. В клубе были зал, где проводились собрания, имелись также танцевальная комната и казино, теннисный и крикетный корты, бильярд. Кстати, в то время часто организовывались соревнования по теннису и крикету между командами разных заводов Донбасса.

Отпуск домой был дорогим и неблизким удовольствием, поэтому на родину иностранцы ездили редко. Своеобразной ниточкой, связывавшей бельгийцев с родным краем, был День Бельгии, который праздновался 21 июля. В этот день на радость местному населению объявлялся выходной в поселках, вывешивались бельгийские флаги, проводились различные гуляния, разыгрывались призы. Так что Петровские поселки несли на себе и бельгийский колорит.

Со временем клуб стали посещать российские инженеры и мастера со своими семействами. Для дам это был повод показать свои наряды, поделиться друг с другом сплетнями, подыскать женихов для своих дочерей. Мужчины обсуждали международные и столичные новости, заводили деловые связи, решали свои карьерные вопросы. Часто проводились пикники на природе, вечеринки с преферансом, выпивками и танцами, благотворительные вечера. Если в поселках появлялись именитые и богатые гости, приезжавшие сюда по делам, их непременно приглашали на такие вечеринки, а порой и организовывали в их честь. «Жизнь и быт этого общества в целом был сдобрены гарниром обывательщины», – справедливо писал Иван Бардин (И.П. Бардин. Воспоминания о Енакиевском металлургическом заводе. – Днепропетровск – Донецк, 2008. – С. 27).

Но тем, кому претило такое общество, собирались у кого-нибудь дома Так, у А.И. Фенина часто бывали его сослуживцы по руднику, семья брата его жены, главного врача завода К.Ф. Вегнера и некоторые российские специалисты Петровского завода. «Вечерами, особенно зимой, много совместно читали, летом, придя… со службы домой, занимались много, почти все своими садами…» (с. 87).

С каждым годом появлялось всё больше мест, где могли отдохнуть и развлечься жители поселков. Когда купец Николай Жив построил на Ставриковской улице (ныне улице Щербакова) кинотеатр «Иллюзион» и вымостил около него часть дороги булыжником, здесь появился центральный променад, по которому вечерами туда и обратно любили прогуливаться посельчане. Ходили гулять и в Александровский сад, или как его еще называли, парк (сейчас это территория детской больницы и горбольницы № 2). Здесь действовал летний театр, где показывали кинофильмы, после которых организовывались танцы. Часто на сцене театра выступали самодеятельные артисты и гастрольные театральные труппы. Проводились в парке и народные гуляния.

Любили посельчане гулять и по дамбе заводского пруда, а на Кузякином мосту, соединявшем через реку Булавин правобережные поселки с Зарудней, влюбленные назначали встречи. Место это не зря называли соловьиным: в зарослях возле чистой и прозрачной реки тогда водилось много этих певчих птиц.

На Базарной площади (там, где сейчас находится лестница, ведущая на Центральный рынок) построили стационарный цирк. На его арене выступали знаменитые силачи Иван Максимович Поддубный и Иван Михайлович Заикин, известный дрессировщик Владимир Леонидович Дуров (а в советское время и другой представитель прославленной цирковой династии Владимир Григорьевич Дуров-Шевченко). По праздникам сюда приезжал передвижной цирк «Шапито». На поселковых базарах между торговыми рядами играли шарманщики, показывали свои уличные представления бродячие артисты – акробаты, фокусники, дрессировщики и клоуны, а собравшиеся вокруг зрители бросали им монетки.

До Октябрьской революции в поселках при Петровских заводах было несколько культурных центров, где проводились концерты, спектакли, лекции и народные чтения, – кроме уже упомянутых кинотеатра «Иллюзион» и летнего театра в Александровском парке, это залы Коммерческого клуба в поселке Александро-Полонском, Енакиевского восьмиклассного коммерческого училища, Общества потребителей служащих, мастеровых и рабочих РБМО, общественного собрания служащих Петровских заводов РБМО и Народный дом Общества попечительства о народной трезвости, располагавшийся в поселке Енакиево.

В начале XX века общественная жизнь в поселках при Петровских заводах буквально бурлила. Телевизоров и компьютеров тогда не было, так что досуг свой многие посельчане проводили в живом общении, занимались активной общественной деятельностью. В первом десятилетии XX века в поселках при Петровских заводах стали возникать различные общества. Быть их членом почитали за честь многие богатые посельчане, представители интеллигенции, служащие и квалифицированные рабочие.

На основе клуба для иностранных специалистов возникло общественное собрание служащих Петровских заводов РБМО, которое возглавил Александр Платонович Беневоленский, старшинами в нем были Михаил Аполлинариевич Черкасов, Губерт Францевич Предот, Генрих Иванович Куклич и Петр Николаевич Руднев, хозяйственным старшиной – Октав Иосифович Шеерен, секретарем-бухгалтером – Михаил Юрьевич Васькевич, казначеем – Эдуард Исаакович Гофман (Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 338). Общественное собрание организовывало досуг служащих завода и рудников, обсуждало насущные поселковые и производственные проблемы, из общественной кассы оказывало помощь нуждающимся и семьям умерших членов собрания. При собрании действовала библиотека.

Библиотеку служащих организовали и при Веровском руднике. Ее председателем правления бессменно был горный инженер, заведующий рудником Андрей Васильевич Пирогов, а секретарем-бухгалтером – потомственный почетный гражданин Михаил Юрьевич Васькевич (Екатеринославский адрес-календарь. 1917 год. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1917. – С. 278). Благодаря стараниям А.В. Пирогова библиотека пополнялась не только художественной и научно-популярной литературой, уездными, губернскими и столичными газетами и журналами, но и специальными книгами по горному делу. Причем, фонд этих специальных изданий был самым богатым в уезде, поэтому книгами пользовались горные инженеры и мастера и соседних рудников.

В одной из предыдущих главок мы уже рассказывали об Обществе благоустройства поселков при Петровских заводах, которое было инициатором открытия Енакиевского восьмиклассного коммерческого училища. В разное время его правление возглавляли титулярный советник Павел Андреевич Скопин, земские врачи Борис Арнольдович Уманский и Абрам Захарьевич Тавшавадзе, а казначеем – нотариус Илья Макарович Марченко (Адрес-календарь и памятная книжка Екатеринославской губернии на 1912 год. – Екатеринослав: Типография Губернского Правления, 1912. – С. 974; Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 341; Екатеринославский адрес-календарь. 1916 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1916. – С. 328; Екатеринославский адрес-календарь. 1917 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1917. – С. 282). Правление общества сначала находилось на 11-й линии (ныне проспект Металлургов), потом в собственном доме Б.А. Уманского на Митинской площади, а позже на Ставриковской улице в доме Липовского.

Общество развернуло активную деятельность в поселках при Петровских заводах: заботилось о благоустройстве дорог и общественных мест, организовывало посадку деревьев, содержало столовые для бедняков, занималось пожарной организацией в поселках, оказывало помощь в ремонте школ и больниц. Почти все купцы и предприниматели были членами общества, внося в ее кассу немалые взносы, финансовая поддержка поступала и от заводской администрации.
Но этих средств всё равно не хватало. Поэтому за финансовой помощью обращались и к губернскому земству. Так, в 1910 году общество ходатайствовало о субсидии на продовольственный пункт. В смету 1911 года решением Екатеринославского губернского земского собрания внесено 400 рублей «в возврат части расходов Енакиевского общества на содержание чайной и столовой» (Постановления Екатеринославского губернского земского собрания 45-й очередной 1910 года сессии (с 5 по 20 декабря 1910 года включительно). – Екатеринослав: Типография губернского земства, 1911. – С. 44). Общество также просило выдать пособие на пожарную организацию в сумме 1900 руб. Хотя это ходатайство поддержало и Бахмутское земство, губернское собрание всё же его отклонило (С. 54 – 55).

Возникли и различные потребительские общества. Первый рабочий потребительский кооператив на Юге Российской империи возник в Юзовке в 1888 году, а в 1900 году их уже действовало 27. Но первоначально эти кооперативные общества создавались администрацией предприятий, в них поголовно записывали всех рабочих, у которых автоматически высчитывали паевые взносы из зарплаты. В кооперативных магазинах можно было взять товары в кредит в счет заработной платы, при этом часто обманывали рабочих. В народе их называли не «потребиловками», а «грабиловками» (І.В.Пятницькова. Робітнича кооперація Донбасу (кінець ХІХ – початок ХХ ст.). – Нові сторінки історії Донбасу: Збірник статей. Кн. 21 / Головний редактор – З.Г.Лихолобова, д.і.н., проф.; упорядник та відповідальний за випуск – О.В.Стяжкіна, д.і.н., проф. – Донецьк, ДонНУ, 2012. – С. 170 – 171).

В начале ХХ века рабочие стали добиваться самоуправления в кооперативах. Одно из первых независимых от администрации рабочих потребительских обществ было создано в 1904 году при Петровском заводе в Енакиеве, называлось оно «Надежда». Позже на основе этого кооператива возникло Общество потребителей служащих, мастеровых и рабочих РБМО. Кооператив пытался удерживать в своих магазинах цены на уровне рыночных и даже ниже них. Так, по данным за 1909 год, за фунт свечек в частных магазинах надо было заплатить 30 копеек, а в кооперативном – 28, фунт постного масла – соответственно 20 и 19 копеек, фунт сахара – 13 и 12 копеек, фунт риса – 12 и 11 копеек, фунт пшена – 5 и 4 копейки соответственно (в 1890-х Д. И. Менделеевым был изготовлен платиново-иридиевый эталон русского фунта. Положением о мерах и весах 1899 года новый эталон русского фунта был узаконени выражен в метрической системе мер: 1 русский фунт = 0,40951241 кг, то есть почти 410 г.).

Потребительское общество пыталось обогатить и культурную жизнь населения поселков. Была открыта кооперативная библиотека, где можно было найти художественную, учебную и научную литературу, книги на кооперативную тематику, периодические издания. Ее называли «чайной». Свое название она получила через запрет приходить в пьяном виде и употреблять водку в ее помещении. Собираясь здесь, члены потребительского общества читали книги, журналы, газеты, обсуждали прочитанное, спорили, часто за стаканом чая.

В зале Общества потребителей для рабочих и служащих проводились лекции, организовывались курсы. Так, например, в марте 1914 г. общество, с целью ознакомления работников с историей своего края, пригласило в Енакиево прочитать курс лекций выдающегося украинского историка профессора П. Яворницкого ( Хроніка // Наша кооперація. – 1914. – № 5. – С. 25).

Общество потребителей служащих, мастеровых и рабочих РБМО возглавляли Федор Никифорович Гаврильченко, потом Эдуард Руфович Збышевский, старшим приказчиком был Яков Андреевич Шамраев, бухгалтером – Николай Осипович Притупов (Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 335; Екатеринославский адрес-календарь. 1916 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1916. – С. 325).

Енакиевское общество потребителей было отмечено на Всероссийской выставке кооператоров в 1913 году в Киеве. Там оно представило образцы головных уборов собственного производства и образцы работ своих портняжной и сапожной мастерских (Кооперация на Всероссийской выставке 1913 г. в Киеве. – Киев, 1914. – С. 47).
В 1904-1908 годах при обществе работали лишь два отделения, а в 1911 – 1912 годах – уже восемь отделений. С каждым годом росло и число служащих общества: в 1904 году их было 44, в 1911 году – 121, в 1912 году – 176 (с. 12). При потребительском обществе также действовали две пекарни, оно занималось производством обуви и готового платья, мясоторговлей (с. 11, 51).

Если в 1904 году пайщиков в обществе было всего 552 человека, а паевой капитал составлял 17 244 руб., оборот общества – 242 307 руб., то в 1911 году пайщиков насчитывалось уже 3788 человек, паевой капитал вырос до 59043 руб., а оборот составил 671960 руб. Работники Петровских заводов поняли все преимущества потребительской кооперации: через общество покупать товары намного дешевле. В 1912 году пайщиков стало 5782, паевой капитал увеличился до 93931 руб., а торговый оборот – до 957970 руб. В собственных мастерских общество произвело обуви на 14983 руб., а готового платья – на 11381 руб. Прибыль общества от продажи товаров составила в 1912 году 485126 руб. (с. 11).

Губернское земство ежегодно организовывало курсы по кооперации. Так, сохранились сведения, что с 16 мая по 1 июня 1913 года их слушателями были заведующий мясным отделом Енакиевского общества потребителей Федор Мефодиевич Урвачев и представители общества потребителей Северного (видимо, Веровского) рудника РБМО приказчик Демьян Андреевич Шабас и кассир Яков Васильевич Горбатов (Журналы Екатеринославского губернского земского собрания 48-й очередной сессии 1913 г. с приложениями. – Екатеринослав: Типография Губернского Земства, 1914. – С. 1048).

Енакиевское общество взаимного кредита располагалось на Ставриковской улице (ныне улица Щербакова), возглавлял его один из богатейших жителей поселка Антон Флорианович Фиш, членами правления были Моисей Маркович Лифшиц, Меер Зельманович Левин и Меер Беркович Марковский (Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 319; Екатеринославский адрес-календарь. 1917 год. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1917. – С. 267). В общество вступали не только зажиточные посельчане, но и некоторые рабочие и крестьяне. Действовали также Еленовское и Ольховатское волостные кредитные общества, Енакиевское и Корсунское ссудо-сберегательные общества (Екатеринославский адрес-календарь. 1917 год. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1917. – С. 383 – 384), общественные ссудо-сберегательные кассы: служащих, мастеровых и рабочих РБМО и Ольховатское (с. 391, 393).

В поселке Александро-Полонском довольно многочисленная в те годы еврейская община создала два общества пособия бедным евреям: одно из них сначала возглавлял Авраам Таубер, потом Сруль Коридибаум, другое – врач Владимир Сперанский (Адрес-Календарь и Памятная Книжка Екатеринославской губернии на 1912 год. – Екатеринослав: Издание губернской Типографии, 1912. – С. 97). Позже оба общества объединились, председателем был избран И.Я. Фильшинский, казначеем – М.З. Левин, секретарем – А.М. Маньковский (Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 336). При обществе открыли библиотеку (Еврейская энциклопедия. Т. 1. – Санкт-Петербург, 1909. – С. 492), действовала двухклассная школа для еврейских детей. И библиотека, и школа располагались в здании синагоги.

Создали свое общество и охотники. Первое время в нашем крае охота велась без всяких ограничений (так называемая вольная охота), ведь дичи тогда на степных просторах было много. Чтобы сохранить дикую фауну, повсеместно в империи организуют «общества правильной охоты». Они вели борьбу с браконьерами, стремились не допускать на своей территории весеннего отстрела зверей и птиц. Енакиевское общество любителей правильной охоты возглавлял личный почетный гражданин, главный бухгалтер Петровских заводов РБМО Александр Павлович Иванов. Товарищем (заместителем) председателя был горный инженер Александр Григорьевич Лаура, секретарем – Василий Федорович Нестеренко, казначеем – дворянин Антон Игнатьевич Кашо-Згерский (Екатеринославский адрес-календарь. 1915 г. – Екатеринослав: Издание Губернской типографии, 1915. – С. 338). В обществе существовала целая иерархия членства: почётные, непременные, пожизненные, действительные члены, любители с правом охоты и своего рода кандидаты – любители без права охоты. Каждый из них платил годовой взнос, а богатые члены общества вносили еще и дополнительные денежные пожертвования. На эти средства содержалась егерская служба, велись охрана и подкормка дичи, проводились конные объезды окрестностей, организовывались лекции о вреде весенней охоты, охране дичи, содержании породистых собак и на другие темы.

Спортивные общества. Георгий Николадзе

В Енакиеве действовал кружок любителей спорта при Петровском заводе, а на Софиевском руднике – Общество спортивных игр.

Первой в нашей местности создана футбольная команда «Софиевка» в 1912 году, а в следующем году – «Енакиево» при Петровском заводе. По данным Г. Горбунева, известны фамилии только двух игроков команды «Енакиево» – защитника французского инженера де Севе и вратаря служащего главной конторы Апельченко. Игры проводились на футбольном поле в районе Николаевской церкви (там, где теперь стоит аглофабрика).

Весной 1914 года в Футбольную лигу Донбасса вошла команда «Софиевка». В перспективе предстояло вступление в лигу еще четырех клубов – «Бахмут», «Енакиево», «Никополь» и «Русский провиданс», но этому помешала война (Р.Л. Мармазов. Физкультурно-спортивное движение в Донбассе (к. XIX – н. XX вв.). – Новые страницы в истории Донбасса: Кн. 4 / Сост. З.Г. Лихолобова. – Донецк, 1995. – С. 77 – 78).

Футболом увлекалась и рабочая молодежь. Играли они на пустырях возле рабочих поселков. Часто устраивались соревнования между поселковыми командами.

В 1916 году на Петровском заводе появилось спортивное общество «Сокол». Организовал его помощник Ивана Павловича Бардина по доменному цеху Георгий Николаевич Николадзе. Это была выдающаяся личность: гениальный математик, талантливый изобретатель и металлург, спортсмен, добившийся больших успехов в альпинизме, легкой атлетике, гимнастике, плавании, лыжном, конькобежном, велосипедном и буерном спорте… Поэтому, думается, Георгий Николадзе заслужил подробного рассказа о нем.

Родился он в Грузии 28 июля 1888 года (9 августа по новому стилю; распространенная в литературе ошибочная дата 10 августа, видимо, возникла из-за неправильного перевода со старого стиля на новый: к датам XIX века надо прибавлять не 13, как в XX веке, а 12 дней) в семье выдающегося общественного деятеля, публициста и литературного критика Нико Николадзе и известного педагога Ольги Гурамишвили-Николадзе.

С детских лет Георгий проявил особую тягу к знаниям и технике. Его биографы отмечают, к примеру, такой факт: «Георгию еще не было восьми лет, когда ему подарили никелированные мужские часы, он тут же вскрыл их футляр, чтобы ознакомиться с работой механизма… Удивительно то, что мальчику удалось заново собрать часы, они работали по-прежнему» (Тифлисский журнал. – 2012. – № 8. – С. 3).

В 1898 году десятилетний Георгий поступил в Тифлисскую (Тбилисскую) гимназию. Успешно учился в ней, увлекся плаванием и туризмом, слыл превосходным гимнастом, писал стихи. В 1901 году, во время летних каникул, вместе с отцом и сестрами отправился в Швейцарию. Здесь, в Альпах, 13-летний Георгий покорил свою первую горную вершину и на всю жизнь остался страстным альпинистом.

В 1906 году Георгий поступил в Санкт-Петербургский технологический институт. По совету отца он решил стать инженером, так как именно в этих специалистах остро нуждалась Грузия. Во время учебы в институте особо проявились его математические способности. В студенческие годы продолжал заниматься гимнастикой и легкой атлетикой, впервые встал на коньки и вскоре стал неплохим фигуристом, участвовал в пробеге на буерах по льду Финского залива из Петербурга в Кронштадт, вступил в ряды русских «соколов» и стал одним из ведущих деятелей спортивно-гимнастического общества «Сокол». Еще студентом, в 1913 году, создал в Петербурге «Третий сокол» – для студентов из Закавказья.

В составе российской команды успешно выступал на слете «соколов» в Софии в 1911 году, став призером в упражнениях на снарядах (кольцах, турнике, брусьях).

А в следующем 1912 году одержал победу на «сокольском» слете в Праге. Мне удалось найти первый и второй номера журналов «Сокол» за 1912 – 1913 годы, где опубликованы результаты состязаний на пражском слете «Союза славянского сокольства». На нем выступали 232 спортсмена, среди них 26 представителей России. Георгий Николадзе, набрав 74,68 балла, занял 19-е место в шестиборье: прыжки в длину и в высоту, бег на 100 ярдов (в одном ярде – 0,9144 метра), поднятие тяжестей в 50 кг, толкание ядра и вольные упражнения. Он вошел в четверку лучших российских спортсменов, получил первый приз, липовый венок с серебряной монограммой и «Большой диплом» (Сокол. Популярный, научно-педагогический журнал, посвященный вопросам о физическом воспитании. – 1912 – 1913. – № 1. – С. 15; № 2. – С. 34). «Вся Прага буквально гонялась за Георгием, чтобы получить автограф у статного, как греческий бог, атлета» (Тифлисский журнал. – 2012. – № 8. – С. 3).

В 1913 году Г. Николадзе с отличием защитил дипломный проект по доменным печам, получив специальность «инженер-технолог». Окончив институт, Георгий только четыре месяца проработал на Красногорском заводе в Туле, но сбежал оттуда к выдающемся доменщику Михаилу Курако в Юзовку. Однако в спешке забыл захватить с собой диплом, поэтому устроился простым чертежником. Курако и без диплома сразу же поверил в инженерный талант Георгия Николадзе, который спустя несколько недель работы на Юзовском металлургическом заводе предложил проект эффективного дымоотвода. Георгия он перевел в сменные начальники доменного цеха.

На Юзовском заводе, отмечают его биографы, Г. Николадзе работал с полной отдачей, был строг и требователен к подчиненным, терпеть не мог лентяев и халтурщиков, однако никогда не повышал голос и никого не унижал. Рабочие его любили, но отмечали в нем один «недостаток»: так и не научился он ругаться матом. В Юзовке вместе с Ираклием Лордкипанидзе Г. Николадзе основал общество «Сокол», развернув массовое спортивное движение в поселке.

В конце 1915 года Георгий тяжело заболел пневмонией – профессиональной болезнью доменщиков. Врачи с трудом поставили его на ноги, но порекомендовали сменить место работы. Так Г. Николадзе оказался на Лисичанском химическом заводе. А в конце 1916 года главный инженер Петровского завода Иван Бардин пригласил его в Енакиево начальником доменного цеха. Здесь Г. Николадзе в свободное от работы время занимался математикой, а, бывало, и на работе погружался в тайны царицы наук, записывая формулы на обороте подвернувшихся под руку бланков доменного цеха.

«Николадзе являлся своеобразной фигурой, совершенно отличной от заводского инженера того времени, – писал И.П. Бардин. – Хороший математик, впоследствии получивший степень доктора математики в Сорбонне, замечательный гимнаст, председатель общества соколов, чемпион каких-то степеней, Николадзе писал стихи и эпиграммы на злобу дня.

Но самое главное, Николадзе никогда не замыкался только в заводских интересах или в обывательских вечеринках с преферансом, выпивками и танцами, набившими оскомину. Он был красив, в особенности в своем национальном костюме, всюду, где не появлялся, организовывал спортивные общества… Он умел ладить с большими людьми, пользуясь успехом у их жен и дочерей. Жены бельгийцев также относились к нему восторженно. При этом Николадзе был аскетом, никогда и нигде не позволял себе легких похождений с женщинами» (И. П. Бардин. Воспоминания о Енакиевском металлургическом заводе. – Днепропетровск – Донецк, 2008. – С. 49).

В Енакиеве Георгий Николаевич также создал общество «Сокол». При этом раз в неделю на разбитом заводском «Фиате» он ездил и в Юзовку – проведать своих тамошних питомцев-«соколят».

Когда в 1918 году Енакиево оккупировали немецкие войска, Г. Николадзе со своими соотечественниками, работавшими на Петровском заводе, уехал на родину, в Грузию. Там его сразу же пригласили инженером-металлургом в Министерство промышленности и торговли, а вскоре он стал доцентом Тифлисского (Тбилисского) университета В 1920 году Г. Николадзе разработал и внедрил производство ферромарганца в Грузии, а в 1929 – 1930 годы под его руководством построена испытательная плавильная печь ферросплавов. Именно результаты этих опытов легли в основу работы Зестафонского завода ферросплавов.

Но основные труды Георгия Николаевича посвящены вариационному исчислению и алгебраической геометрии. А его работа о грузинской устной нумерации положила начало исследованиям по истории математики в Грузии. Он был инициатором создания грузинской технической, математической и спортивной терминологии.

В 1926 году Г. Николадзе уехал в научную командировку в Париж. Там в 1928 году в Сорбоннском университете защитил докторскую диссертацию по алгебраической геометрии на тему «О непрерывных системах геометрических фигур», этот его труд был издан в Париже отдельной книгой. В этом же году, получив степень доктора математики Сорбонны и возвратившись на родину, Г. Николадзе стал профессором Тбилисского университета, читая там курс по аналитической и дифференциальной геометрии, выпустил первый грузинский учебник по дифференциальной геометрии. Его по праву считают одним из основателей грузинской математической школы.

В это же время Георгий Николаевич изобрел вычислительную машину оригинальной конструкции, которая получила признание у отечественных и зарубежных ученых.

В Грузии он не оставлял и занятий спортом. В 1923 году Георгий Николаевич создал общество «Шевардени» (в переводе на русский – «Сокол»). А в начале 1924 года по инициативе Г. Николадзе и при поддержке республиканского Народного комиссариата просвещения создано Географическое общество Грузии.

27 августа 1923 года группа студентов во главе с Г. Николадзе вышла на штурм Казбека, а на следующий день 18 первопроходцев, среди которых были пять девушек, в двадцатиградусный мороз достигли горной вершины в 5033 метра. «Свершилась мечта долгих лет. Есть нам чем гордиться, на вершине нас восемнадцать», – за¬писал в своем дневнике руководитель восхождения Г. Николадзе. Это событие стало рождением советского альпинизма.

Следующим было восхождение на Эльбрус. Для этого Г. Николадзе подготовил группу из 19 альпинистов, в составе которой были те же пять девушек, покорявших Казбек. Штурм Эльбруса начался 5 августа 1925 года в сложных метеоусловиях. На высоте 4000 метров альпинистов застал буран. Там, на самой высокой горе Европы, пришлось Георгию Николаевичу встречать свой 37-й год рождения. И только 12 августа, когда распогодилось, группа взошла на западную вершину Эльбруса.

В декабре 1926 г. Г. Николадзе сделал в Королевском географическом обществе в Лондоне сообщение о деятельности Географического общества Грузии и проведенной им в 1925 г. экспедиции на Эльбрус и по Сванетии. Его выступление вызвало большой интерес у зарубежных географов и альпинистов.

А однажды Г. Николадзе чуть не погиб в горах Большого Кавказа. Это случилось при восхождении на Тетнульди в 1929 году. Альпинистская группа состояла из трех человек, но двое его спутников сорвались в пропасть. «…только я остался в этом мире льда и смерти… – записал в своем дневнике Георгий Николаевич. – Как я вернулся к месту ночлега – помню только отрывками, как будто это произошло во сне».

Кроме альпинизма, Г. Николадзе продолжал заниматься и другими видами спорта: гимнастикой, легкой атлетикой, лыжами, велосипедным спортом.

Кстати, когда Георгий Николаевич женился на юной дочери своего друга, врача Георгия Гамбашидзе, проживавшего во Франции, то свадебное путешествие со своей женой Жоржетой он совершил по Франции, Италии и Испании на велосипедах.

В 1931 году Георгий Николаевич выехал на испытания по производству ферросплавов на металлургический комбинат в городе Зестафони. Но там снова заболел пневмонией. Врачам не удалось его спасти.

Академик И.П. Бардин писал: «Будучи в Сибири, я узнал, что он скончался 22 августа 1931 от воспаления лёгких, от нашей профессиональной болезни, простудившись на работе. В нем мы, знающие металлурги, потеряли инженера большой культуры, широкого ума, бескорыстно преданного всему, что укрепляет нашу Родину. След его жизни остался в молодых людях, которым он отдавал много своего времени. Он ушел от нас, не успев дать всего того, чем обладал больше других, то есть настоящей наукой, живой и неразрывной с практикой».

Именем гениального ученого-математика и выдающегося металлурга, родоначальника советского альпинизма названы один из пиков на Памире на Шахдаринском хребте (по последним уточненным данным 6444 м), улицы в Грузии, Зестафонский завод ферросплавов, математическая премия Академии наук Грузии.

Александр КУПЦОВ

Использованы фотографии из «Тифлисского журнала»

Категория: Очерки об инженере Енакиеве | Добавил: MARISHS (12.10.2014)
Просмотров: 1626 | Рейтинг: 5.0/1

Британский журнал Glamour составил ежегодный список «Самых стильных звезд». Обогнав Викторию Бекхэм и Кейт Мосс лидером списка стала звезда группы Girls Aloud. Шерил Коул не везет в любви – ее брак с футболистом Эшли Коулом трещит по швам. Однако на рейтингах красавицы это не отражается – второй год подряд она занимает первое место в рейтинге «Самых стильных звезд года» по мнению британского журнала Glamour.

Контактная разработка
Всего комментариев: 0
avatar
Поиск

Опрос

Сайты города Енакиево

Официальный сайт Енакиево
Еженедельник "Панацея"
Енакиевская правда
06252
Блог Богдана Горбачева
Громадой к благополучию
Проект Земляки
Сайт города Углегорск
Ольховатка - ONLINE
Рейтинг сайтов города
Обзор городских сайтов

Сайты организаций и предприятий

ПАО "ЕМЗ"
Строительство от А до Я
Сайт Владимира Калиниченко
Турклуб "Дороги"
Центральная городская библиотека
Магазин кованых изделий Ferrum
Весь каталог сайтов города

 Букинист - бесплатная библиотека.
Copyright by Enakievets (Бородин Сергей) © 2010 - 2018 Енакиево как на ладони - сайт города Енакиево

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru